Поиск
 




Найти
Самое читаемое за месяц
Последние статьи
Новости рубрики
29.06 Евросоюз увеличил гарантии по книжкам МДП до 100 тыс. евро
28.06 В Карелии за пять месяцев 2017 года резко вырос грузооборот автотранспорта
28.06 В Архангельске водителю с личным грузовым автомобилем предлагают зарплату 300 000 рублей
28.06 В Нижегородской области взвесят большегрузы
28.06 Через Керченский пролив за минувшие сутки перевезено 986 грузовых машин
27.06 В Краснодаре обеспокоены недостаточным контролем за большегрузами
27.06 Из-за «Платона» дальнобойщики переместились на региональные дороги
27.06 На Южном Урале грузовикам могут ограничить въезд в города
27.06 Депутат предложил запретить въезд большегрузов в Пензу
27.06 Фуры въезжают в Николаев (Украина) несмотря на 28-градусную жару
Статьи рубрики
На форуме АТИ
Андрей Бажутин: «Мы видим все проблемы изнутри, нам легко разговаривать с людьми»
bz18617.jpg14 июня председатель «Объединения перевозчиков России» заявил, что планирует баллотироваться в президенты России. Андрей Бажутин рассказал Открытой России о своих президентских амбициях, потенциальных избирателях и планах на кампанию.

— Вы действительно хотите составить альтернативу действующей власти или хотите таким образом привлечь внимание к проблеме системы «Платон»?
— У нас проблема не только в системе «Платон», у нас проблемы полностью в транспортной отрасли — она нуждается в реформировании, как в общем-то во всех остальных отраслях, которые тоже нас касаются: и фермерское хозяйство, и образование, и медицина — у нас нет ни одной отрасли, где не было бы проблем. Для того, чтобы называть себя альтернативой Путину, надо понимать, насколько известен нынешний президент, насколько его раскручивают федеральные каналы и какой административный ресурс там задействован. Конечно же, здесь трудно составить конкуренцию, но это возможно. Пускай и не сразу. Безусловно, мы преследуем цель и вывести наружу наши проблемы за счет этой компании. Но мы будем идти до победного финала, безусловно, мы будем стараться и это не просто пустое заявление, это реальное намерение.
— Откуда вы планируете брать деньги на избирательную кампанию?
— Мы будем пытаться собрать деньги среди наших сторонников. Все почему-то пытаются нас убедить в том, что избирательную компанию не провести без каких-то баснословных средств. Деньги, безусловно, нужны будут немаленькие, но у нас огромный людской ресурс: наши коллеги, наши друзья, наши товарищи. У нас перевозчиков только полтора миллиона и у каждого из нас семьи немаленькие, уже взрослые дети, отцы, матери, браться, сестры, друзья, товарищи. У нас есть возможность размещения информации даже на наших грузовых автомобилях в качестве рекламы, нам не надо тратиться на баннеры. С нами таксисты, маршрутчики, с нами много кто работает. Поэтому часть средств, которые приходится тратить таким партиям, как «Единая Россия», чтобы покупать голоса, нам не понадобится. Я думаю, что мы справимся с хорошей экономией средств.
— Кого вы называете вашими сторонниками?
— Я являюсь председателем объединения перевозчиков России. Мы провели много протестных акций за долгое время, потому что нас не слышит власть ни на каких уровнях с нами не общается. За это время к нам примкнули и обманутые дольщики, и валютные ипотечники, и фермеры, и много других протестных движений, которые существуют по стране — их безумное количество, мы раньше даже не знали об их существовании. Все эти люди нас поддерживают, часть из них была даже на пресс-конференции, на которой мы заявили о намерении баллотироваться в президенты, часть людей будет на следующей пресс-конференции, где мы будем озвучивать свою программу.
На самом деле к нам присоединяются в основном те люди, которые на сегодняшний день обмануты, обижены, оскорблены нашей властью из-за того, что их не слышат. Хоть нас и называют дальнобойщиками, но среди нас наши жены — врачи, преподаватели, многодетные матери.
— Вы не рассматриваете возможность выдвинуться от какой-либо партии? Например, от КПРФ, как настоящий представитель рабочего класса.
— А что, у нас без КПРФ не бывает настоящих представителей рабочего класса? На сегодняшний день все парламентские партии и их выдвиженцы это испорченный продукт, который нам предлагают уже более 17 лет. Мы не видим в этом смысла, мы изначально, когда начинали наше движение, еще до того, как нам пришла мысль выдвигаться в президенты, мы уже четко понимали, что и парламентские партии, и системная и несистемная оппозиция — это все уже было, это из года в год повторяется и ничего нового не несет. Поэтому мы решили действовать только самостоятельно. Мы готовы, безусловно, принимать поддержку, общаться, сотрудничать, но будем двигаться исключительно по своей траектории.
— Председатель Межрегионального профсоюза водителей профессионалов Александр Котов высказывался о ваших политических амбициях. Он назвал ваши планы «смехотворными» и подчеркнул, что «политизция» проблемы «Платона» станет «лишней причиной воздержаться от сотрудничества» с вами. Что вы можете сказать об этом?
— Политизации нашего движения — объединения перевозчиков России — ее не было, нет и не будет. То, что я как кандидат выдвигаюсь в президенты, это ни в коей мере не ложится никакой тенью на организацию, она останется независимой. Мнение Александра Котова я знаю, но давайте посмотрим, где вы слышали, чтобы громко заявлялась МПВП с Александром Котовым за последние полтора года? Я вам скажу: практически нигде. Стачка, которая была назначена на 27 марта, была организована объединением перевозчиков России. Мы хотели привлечь и МПВП, и ассоциацию дальнобойщиков, но к сожалению, они нас просто подставили, я бы так сказал, и не приняли участия. Поэтому сейчас рассуждать в частности со стороны Александра Котова, что мы кого-то подводим, подставляем, сливаем протест и не боремся в отраслевой сфере — это ну это просто бессмысленно. Потому что мы все это время, уже полтора года, объединение перевозчиков России, наши лидеры занимались реальной работой. Поэтому заявление Александра — не знаю, я никак его не хочу расценивать, потому что не вижу никакой деятельности у людей в этой организации.
— Как к вашему заявлению отнеслись другие профсоюзы?
— Мы много общаемся с разными ассоциациями и региональными союзами. Почему не профсоюзами, а союзами? Потому что форма профсоюза она подразумевает объединение наемных работников. У нас очень много самозанятых, поэтому это союзы, как региональные, так и республиканские. Мы со всеми общаемся, наши коллеги нас поддерживают, с этим нет проблем. Вы наверняка неоднократно слышали про ОПР — потому что люди реально что-то делают, а те профсоюзы, с которыми вы не знкомы и которые не видны — они просто ничего не делают. Люди, которые не делают ничего — их пассивная поддержка, конечно, имеет место, но насколько это эффективно? Но работать будем со всеми.
Мы такие же граждане, такие же люди. Мы здесь на низах видим все проблемы изнутри, мы прекрасно понимаем, что происходит и нам легко разговаривать с людьми во всех отраслях во всех социумах, потому что это наша тема. Мы здесь родились, выросли, живем, здесь живут наши дети, отцы, матери.
— Как вы относитесь к Алексею Навальному?
— Повестка борьбы с коррупцией Алексея Навального нам, безусловно, близка. Скажу одно: я не против Алексея. Но среди наших сторонников есть люди, которые разделяют мнение Алексея, есть те, которые не разделяют, мы об этом заявляли неоднократно. Поэтому мы сейчас движемся самостоятельно. В наших рядах есть и те, кто в коммунистической партии состоит, и те, кто в ЛДПР состоит, и те, кто поддерживает Алексея Навального, есть разные направления. Но всех нас связывает профессиональная стезя. Мы решили двигаться исключительно самостоятельно, и мы не против ни одного из кандидатов. Я здесь не говорю о парламентских партиях — потому что это испорченный продукт. Но есть Алексей Навальный, есть люди, которые за ним, есть люди, которые поддерживают его идею, почему бы и нет.
— Вы уверены, что сможете понять всех своих потенциальных избирателей?
— Я являюсь дальнобойщиком, моя супруга — домохозяйка и многодетная мать. У моих друзей жены — медики, воспитатели в детских садах, преподаватели, у нас все родственники занимают все ниши во всех отраслях, наши дети учатся в школах — мы знаем проблемы образования, мы ходим в поликлинику — мы знаем проблему здравоохранения, мы не знаем всё это глубоко — безусловно, любую проблему надо изучать и даже при написании нашей программы мы будем учитывать мнение тех людей, которые являются специалистами в той или иной сфере. Но поверхностно каждый из нас знает проблематику всю вот эту низовую, потому что все мы живем здесь.
Фото: opr.com.ru
Анна Ревоненко